+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Демидов Никита, русский промышленник. Демидовские заводы на Урале

Демидовские заводы: описание, история, продукция и отзывы

Демидов Никита, русский промышленник. Демидовские заводы на Урале

Петр I, прорубив окно в Европу, дал толчок активному развитию русского бизнеса и освоению Сибири.

Царь-новатор щедро раздавал преференции, земли, заводы талантливым и оборотистым предпринимателям, являвшимся пред царевы очи из самых низов.

Светлейший князь Меньшиков – не единственный, кто получил статус, капиталы, влияние в высшем обществе. Аристократами становились мастеровые, умело делающие свое дело, радеющие не только за свой карман, но и за мощь государства.

Род Демидовых

Династия Демидовых сделала огромный вклад в развитие уральского и сибирского регионов, становление промышленности, горнодобывающей отрасли, разведку полезных ископаемых.

Нажив миллионные состояния, каждый из Демидовых делал щедрые пожертвования в развитие искусств, постройку школ, приютов, больниц.

Род Демидовых начался с мелкого тульского оружейника Демида Григорьевича Антуфьева, удачно презентовавшего царю ружья собственного производства.

Первый Демидовский завод

Славу и почести принес роду старший сын Демида – Никита. Он отличался смекалистостью, предприимчивостью, огромной трудоспособностью. Именно с его подачи Петр I смог оценить качество тульского оружия. Арифметика была простая: качество ружей не уступало заграничным, а стоили они гораздо дешевле.

Тогда и повелел царь Никите быть поставщиком оружия для армии. Дело происходило в период Северной войны. Своим распоряжением Петр I в 1701 году велел предоставить Демидову в собственность Стрелецкие земли в Тульской губернии, а для обеспечения производства отдать угодья в Щегловской засеке, богатые углем.

Держава активно занималась строительством заводов, царь быстро осознал выгодность сотрудничества государства и частного бизнеса. Еще строящийся Верхотурский завод на Урале в 1702 году был отдан Никите Демидову с обязательством выплатить казне стоимость строительства в течение 5 лет и поставлять в армию оружие и металл.

Так начали строиться и развиваться знаменитые Демидовские заводы. Демидовы правили на Урале 250 лет, до революции 1917 года. После, как и большинство дворянских семей, они рассеялись по миру.

Самые малые семейные потери претерпела итальянская ветвь рода, те же, кто остался жить в России, были расстреляны или умерли от лишений.

Промышленное наследие Демидовых

История Демидовских заводов – это победное шествие первой волны индустриализации в России. Обустраивая собственные предприятия, Демидовы основывали города, развивали инфраструктуру, строили дороги, заселяли глухие уральские чащи людьми, разведывали полезные ископаемые не только в Уральских горах, но и в Сибири, Крыму.

Первый завод из рук царя был получен в 1702 году, к 1727 году промышленных предприятий, построенных Демидовыми, было уже шесть, все они были ориентированы на железоплавильное производство:

  • Шуралинский.
  • Быньговский.
  • Выйский.
  • Нижнетагильский.
  • Нижнелайский.
  • Верхнетагильский заводы.

После смерти Никиты Демидова его сын Акинфий с большим рвением стал расширять семейное дело, и к 1745 году Демидовские заводы были построены в разных регионах Урала и Сибири. Всего за свою историю династия Демидовых владела 50-ю предприятиями.

В активе были заводы железо- и медноплавильные, основное направление производства – оружейное. Для обеспечения работы предприятий активно развивалось горнорудное дело. Но, как все предприниматели, Демидовы занимались и сопутствующими промыслами.

Это добыча и обработка полудрагоценных и драгоценных камней из уральских рудников, добыча золота и серебра.

Новаторство

Демидовские заводы, рудодобывающие шахты и другие технологичные предприятия приносили прибыль хозяевам, делая Демидовых монополистами в некоторых отраслях. Разработка, добыча, выплавка и транспортировка меди не давала желанной прибыли, но закрывать дело было не в правилах династии. И тогда Акинфий Демидов нашел еще одну «золотую жилу» бизнеса – медную посуду.

Самовары из меди были дорогим приобретением для любой семьи, их доставляли издалека. Ситуация изменилась, когда на Нижнетагильском заводе Демидова стали выпускать самую разную посуду из металла, в том числе медные самовары.

Они выпускались для приготовления сбитня, варки пельменей, приготовления горячих чаев на основе пахучих трав. Акинфий Демидов был первым в России промышленником, наладившим массовое производство металлической посуды. Бытовые предметы демидовского производства были высокого качества, но различны по исполнению.

Их приобретали вельможи и крестьяне, для каждого находилось доступное по карману и нужное по красоте.

Основанные Демидовыми уральские заводы и сегодня продолжают свою работу.

Например, в Свердловской области работает современное металлургическое предприятие, которое в народе называют по старинке – завод Демидовский.

Каменск-Уральский завод до 1947 года имел оборонный профиль, позже здесь открыли небольшой цех по производству посуды. Сегодня ЗАО лидирует в России по производству алюминиевой посуды с антипригарным покрытием.

Демидовский завод алюминиевой посуды

Свои заводы Демидовы строили на совесть, оснащали по последнему слову техники, места выбирали самые удобные, развивали инфраструктуру. Многие из них и сейчас именуют «Демидовский завод».

Посуда, выпускаемая на базе демидовского наследия в городе Каменск-Уральский, отвечает требованиям современности.

По отзывам потребителей продукция современного демидовского производства удобна в использовании, практична и красива.

Алюминиевая утварь – практически вечное приобретение, она служит нескольким поколениям семьи. Качественные пароварки и соковарки позволяют вкусно и быстро готовить повседневные блюда, делать заготовки на зиму.

Также ЗАО “Завод Демидовский” запустил линию посуды с антипригарным покрытием. Кастрюли и сковородки с тефлоновым покрытием имеют высокий спрос в России, их производство неуклонно растет.

Потребителям предлагают новые модели безопасной и качественной продукции.

Литейное дело

Демидовские заводы на Урале одними из первых стали поставлять литые металлические изделия не только в России, но и за границу. Демидовский чугун «Сибирский соболь» соперничал по качеству со шведским и английским и часто побеждал в конкурентной борьбе.

Демидовский литейный завод в Екатеринбурге известен и сегодня. Предприятие выпускает литые металлические изделия для буровой, нефтегазовой промышленности.

Также современный «Демлит» известен многими отлитыми на предприятии памятниками, чугунными оградами тонкой работы.

Возможности художественного и промышленного литья из разных металлов на заводе практически неограничены, здесь выполняется множество индивидуальных заказов.

Злато и серебро

Урал и Сибирь – богатые регионы, где полезные ископаемые в промышленных целях первыми стали разведывать и добывать Демидовы. Золотые и серебряные промыслы стали объектом внимания династии с 1736 года, когда на Алтае были открыты месторождения драгоценных металлов.

По слухам первоначальная разработка велась втайне от государева глаза. Долго не удавалось выплавить чистое серебро. Лишь с приходом на завод саксонских мастеров удалось наладить полноценное производство. Алтайские рудники в Змеиных горах оказались очень прибыльными.

Демидовыми велась их активная разработка, они же основали здесь город Змеиногорск.

Ювелирное дело сегодня

Демидовский ювелирный завод расположен в Барнауле. Это современное крупное производство в Алтайском крае. Для изготовления ювелирных украшений используется драгоценный металл отечественной разработки, а бриллианты – только якутские. Мастера трудятся на высокоточном оборудовании итальянского и немецкого производства.

Количество изготавливаемых ювелирных изделий позволяют предприятию делать оптовые поставки по всему миру, но мастера с удовольствием берутся и за штучную работу.

По желанию заказчика ювелиры разработают индивидуальный дизайн, подберут драгоценные и полудрагоценные камни. Каждое изделие – шедевр ювелирного искусства.

Демидовские заводы продолжают свою жизнь в новых условиях, но сохраняют традиции новаторства и качества. Их продукция конкурентноспособна и пользуется спросом у самых требовательных заказчиков.

Демидовское дело

Уже давно Демидовские заводы живут своей жизнью. Что-то разрушено, что-то безвозвратно утрачено, но многие предприятия продолжают работать и прославлять своих основателей. Построенные Демидовыми города сейчас полны жизни и продолжают расти и развиваться. Изыскания полезных ископаемых, проведенные династией, до сих пор актуальны.

Кроме практической стороны жизни, Демидовы много занимались благотворительностью. Суммы их вкладов по тем временам были огромны и соответствовали бюджету небольшого государства. Ныне есть свежие начинания, связанные с именем Демидовых. Например, в 1991 году начало свою жизнь Демидовское движение, был основан Фонд в их честь.

Основной идеей движения является служение Отечеству по примеру старинного рода. Фонд занимается изучением исторического наследия, поддержкой научных исследований, искусства, ремесел, культуры в целом. Также своей деятельностью Фонд поощряет проекты в сельском хозяйстве, военно-промышленном комплексе и многое другое.

В рамках деятельности проводятся лекции, устанавливаются памятники, создаются парки, возрождаются народные традиции.

Источник: http://fb.ru/article/247128/demidovskie-zavodyi-opisanie-istoriya-produktsiya-i-otzyivyi

Демидовы. История металлургической империи на Урале – Достояние планеты

Демидов Никита, русский промышленник. Демидовские заводы на Урале

Кто сделал Урал железным хребтом Российской империи.

История капитализма в России, который начал бурно развиваться при Петре Великом, прервалась после революции 1917 года и снова возобновилась в наше время.

Чтобы напомнить о том, как предприимчивые коммерсанты, промышленники и финансисты добивались успеха не только в XXI веке, «Лента.

ру» начинает цикл публикаций о бизнесменах Российской империи — тех, кто на протяжении сотен лет вкладывался в экономическое развитие государства.

В России до революции было немало успешных предпринимательских династий, сосредоточивших в своих руках управление целыми отраслями экономики. Демидовы — одна из самых знаменитых. Во многом благодаря их усилиям страна стала лидером в области металлургии, не только обеспечив свои потребности в чугуне и стали, но и превратившись в крупнейшего экспортера.

Железо и кровь

Начав Северную войну со Швецией, Петр I столкнулся с серьезной, хоть и ожидаемой проблемой. Противник у России был сложный, его нельзя было победить только с помощью традиционных преимуществ — многочисленности и стойкости русских солдат.

Шведов, которые нанесли тяжелейшее поражение России под Нарвой, а также сокрушили ее союзников одного за другим, можно было одолеть только за счет качественного перевеса.

Для этого требовалась сильная индустрия, в первую очередь бесперебойное производство «хлеба войны» — металла.

Традиционное суждение о России как о самой богатой полезными ископаемыми стране мира справедливо лишь по отношению к последним двум векам отечественной истории. В Средневековье и чуть раньше ничего этого не было.

Из ресурсов в государстве хватало леса, воды, пушнины, а вот с металлами на Русской равнине как-то не задалось. В отличие от гористой Европы, где многочисленные месторождения железа, меди, серебра выходили практически на поверхность.

К слову, многие историки считают, что недостаток полезных ископаемых был одним из факторов отсталости средневековой Руси.

Как бы то ни было, из железа в стране добывался только «болотный» сорт — руды бурого железняка, довольно бедные собственно металлом, разрабатывались под Тулой и Олонцом. Переработка такого сырья была трудоемкой, а конечный продукт — не всегда высокого качества.

Изображение: Евгений Лансере / Public domain. Петру I нужна была сильная металлургическая отрасль, чтобы победить Швецию и начать строительство Российской империи.

Урал — совсем другое дело. Запасы руды на фоне скудных месторождений центра страны там казались неисчислимыми. И леса, необходимого для приготовления древесного угля, на Камне (так называли уральскую горную цепь первопроходцы) хватало. В той же Туле к началу XVIII века лесные массивы были практически вырублены — для нужд промышленности и строительства.

Судя по всему, металлургия в Уральских горах существовала уже во времена, когда там жили полукочевые древние индоевропейцы, однако после присоединения Урала к Руси никаких серьезных разработок там долго не велось.

Регион осваивали немногочисленные поселенцы — для развития промышленности попросту не было рабочей силы. Да и от центра слишком далеко, чтобы добыча и переработка железа (месторождения цветных и драгоценных металлов на Урале открыли позже) были рентабельными.

Кроме того, в то время хватало тульских мощностей.

К Северной войне сложились все условия для экономического прорыва. С одной стороны, Урал основательно заселили русские колонисты. С другой — металла из традиционных центров индустрии уже не хватало. Петр I, посовещавшись с Берг-коллегией (говоря современным языком — с министерством промышленности), принял решение о строительстве металлургических заводов на Урале.

В 1702 году на реке Нейве на казенные средства был возведен Невьянский завод, давший первый уральский чугун.

Все бы ничего, но даже в только зарождающейся Российской империи эффективность госуправления в экономике, особенно в высокотехнологичных (по тем временам) отраслях была невысока.

Если предприятия поблизости от столицы еще можно было как-то контролировать, то в уральской глуши государственные «менеджеры» чаще всего руководствовались принципом «до солнца высоко, до царя далеко».

Изображение: гравюра И.А. Шлаттера «Обстоятельное описание рудноплавильного дела». В начале XVIII века на Урале появились первые заводы. Некоторые из них передали в частные руки для повышения качества управления.

Из кузнецов — в олигархи

Часть новых предприятий на Урале решили передать в частные руки. Кандидатура на пост управляющего нашлась быстро.

Тульские металлургические промыслы, основанные голландцами Виниусом и Марселисом в первой половине XVII века, стремительно развивались. В городе мастеров было множество кузниц, выполняющих в том числе и госзаказ. Наиболее талантливые и предприимчивые мастера открывали собственные производства. Одним из таких заводчиков был Никита Демидович Антуфьев, происходивший из местных крестьян.

Наиболее популярная историческая версия о возвышении первого Демидова говорит о следующем. В 1696 году Петр I предложил тульским кузнецам выгодный подряд — изготовить 300 ружей по западноевропейскому образцу. Тогдашнее русское стрелковое вооружение по качеству и сложности используемых технологий уступало зарубежному.

Что и неудивительно: в сравнительно бедной стране тяжело было освоить суперхайтек тех времен (по сложности производство ружей вполне можно сравнить с современной индустрией микропроцессоров). При всей конкуренции среди туляков только Никита взялся выполнить заказ. И выполнил.

В результате он получил не только более чем щедрое вознаграждение из казны, но и стал близок к монарху, что в России во все времена было дороже денег.

музей Демидовых в Нижнем Тагиле. Никита Демидов основал династию «железных королей».

Именно Никита Демидович Антуфьев (потомки взяли его отчество в качестве фамилии) и приватизировал только что построенный Невьянский завод.

Ему разрешалось заплатить «железную цену»: расходы казны на строительство были компенсированы в течение шести лет поставками черного металла.

Сделка была выгодной для обеих сторон — Демидовы получали гарантированного покупателя и не несли никаких издержек, связанных с реализацией товара, а для правительства в тех условиях чугун и сталь были ценнее золота.

Никита и его сын Акинфий обладали двумя важнейшими качествами — они разбирались в технологических процессах лучше любого из своих подчиненных и одновременно были прирожденными коммерсантами.

Это позволило им в течение пары десятков лет превратить свой плацдарм на Урале в настоящую империю — за короткий срок они открыли еще пять заводов. Чугуна выплавлялось намного больше, чем требовал Петербург, но и излишки так или иначе шли на государственные нужды.

Из этого же чугуна отлили сотни артиллерийских орудий и более миллиона пушечных ядер. Изделия Демидовых стоили значительно меньше (подчас в два раза), чем продукция казенных заводов.

Тем не менее Демидовы конкуренции со стороны госпредприятий не любили и старались любой ценой выбить их с рынка. Для этого использовались все возможные средства. Несмотря на категорический запрет Берг-коллегии, промышленники открыто переманивали мастеров с государственных заводов, а по слухам, использовали и саботаж.

В военное время все это сходило Демидовым с рук, но после заключения Ништадтского мира на Урал прибыла комиссия, которую возглавил историк Василий Татищев.

Отвертеться от антимонопольщиков XVIII века не удалось, и Акинфий Демидов, унаследовавший компанию от умершего к тому времени отца, был приговорен к штрафу.

Абсолютное доминирование Демидовых было нарушено, но они уже настолько твердо обосновались на Урале, что укрепление государственных заводов и появление новых частных конкурентов не особо повредило их процветающему бизнесу.

Сергей Прокудин-Горский / Библиотека Конгресса США. Бизнес Демидовых быстро развивался, к середине века они владели тремя десятками предприятий.

Акинфий Демидов был, пожалуй, даже более оборотистым предпринимателем, чем его отец. При нем горно-металлургическая империя семьи достигла апогея могущества. Во многом задачу ему упрощала возможность беспрепятственно покупать крепостных для использования на производстве. Такое право было лишь у немногих промышленников того времени.

К середине века Демидовы владели более чем 30 предприятиями, на которых выплавлялось 40 процентов всего русского чугуна. В кратчайшие сроки страна смогла не только удовлетворить свои потребности в металле, но и превратиться в нетто-экспортера железа.

Более того, к концу века Российская империя обогнала Швецию, традиционного лидера европейской индустрии, по объему экспорта черных металлов в Англию и Голландию. Демидовы одними из первых русских промышленников получили право на прямой экспорт железа за рубеж, что и поспособствовало их дальнейшему обогащению.

Из-за использования труда крепостных условия на заводах Демидовых были очень тяжелыми. По крайней мере, по сегодняшним меркам. Травматичность и смертность были исключительно высокими (впрочем, как и на других европейских заводах в ту эпоху).

В то же время работа на Демидовых открывала и огромные возможности. Бывший крестьянин с умелыми руками и головой на плечах мог быстро повысить квалификацию.

Крестьянин на селе не заработал бы и за всю жизнь столько, сколько платили в год на демидовских заводах мастерам и опытным рабочим.

Акинфий Демидов старался лично контролировать все производственные процессы. К примеру, он уже в XVIII веке ввел систему мониторинга разговоров сотрудников, которой позавидовали бы и работодатели XXI столетия. Речь о «падающей башне» Демидовых в Невьянске.

Акустика строения была такова, что из своего кабинета «хозяин Урала» мог слышать почти все, о чем толковали его проходившие поблизости работники — о чем они, естественно, не догадывались.

В результате предприниматель знал о настроениях на заводе лучше, чем его «менеджеры среднего звена» на местах, что благоприятно сказывалось на управлении предприятием.

С.А. Гаврилов / Wikipedia. Невьянский завод и «падающая башня» Демидовых.

Из олигархов — в европейские князья

Часто бывает так, что внуки бизнесменов успешно просаживают огромные состояния. Но это явно не случай Демидовых. Семья знала как минимум пять поколений успешных предпринимателей, год за годом множивших финансовое могущество своей компании.

Хотя Демидовы отличались многодетностью и имущество приходилось делить на нескольких наследников, вплоть до середины XIX века они сохраняли за собой титул королей металлургии.

Предпринимательская жилка у них была так сильна, что некоторые из представителей династии, в молодости отличавшиеся любовью к кутежу, затем превращались в образцы купеческой этики и благочестия.

Таковым был, к примеру, Николай Демидов, правнук основателя металлургической империи. При Павле I его даже пришлось взять под опеку, чтобы он не растранжирил состояние. Но впоследствии он проявил себя как исключительно сильный управленец, внедрял наиболее продвинутые методы работы. При нем Нижнетагильский завод стал одним из самых высокотехнологичных металлургических предприятий Европы.

Все же в XIX веке династия Демидовых постепенно превратилась в классических представителей «старых денег», в основном прославившихся своей филантропией, меценатством и служением государству. Сын Николая Демидова Павел, к примеру, стал крупным чиновником и получил должность курского губернатора.

Изображение: Карл Брюллов / Wikipedia. Анатолий Демидов — европейский князь и крупный русский меценат.

Его брат Анатолий прославился еще больше. Живя в основном в Европе, он как-то выкупил итальянский титул князя Сан-Донато у спившегося приятеля. Он рассчитывал, что европейское дворянство высшего звания откроет перед ним двери всех дворцов Петербурга.

Но просчитался. Проблема бегства капиталов из России существовала уже тогда, и трата огромных денег на покупку имений за рубежом раздражала императора Николая I. Никакого монаршего расположения княжеский титул потомку великих промышленников не принес, равно как и женитьба на племяннице Наполеона Бонапарта.

Анатолий продолжал стараться: в 1840-е годы он пожертвовал полмиллиона рублей на строительство «Дома призрения трудящихся» в Петербурге, а также на детскую больницу в городе. Но своим при дворе русско-европейский меценат так и не стал.

***

Закат империи Демидовых наступил после реформ 1860-х годов, когда русская промышленность получила необходимый толчок. Новые промышленники, использовавшие более прогрессивные технологии и умевшие обходиться без крепостного труда, серьезно потеснили Демидовых на металлургическом рынке страны.

Да и значение Урала в целом снизилось — дешевый уголь Донбасса обеспечил превосходство в отрасли Донецко-Криворожскому промышленному району. Акции Демидовых в их собственных предприятиях постепенно скупались банками. В итоге к революции 1917 года их доля в компании была ниже четверти.

А советская власть лишила и этого.

Историческое значение Демидовых, однако, трудно переоценить. Долгие годы они были пионерами металлургической индустрии, чьему примеру следовали другие промышленники. До сих пор на Урале действуют десятки предприятий, построенных династией «железных королей».

Самый первый уральский металлургический завод в Невьянске в начале XX века был переквалифицирован в машиностроительный. И работает по сей день, успешно пережив и советскую власть, и лихие девяностые.

Источник

Рекомендуем к ознакомлению:

БОЛЬШИЙ ШИГИРСКИЙ ИДОЛ

ЧУДО СЕЛА ЧУСОВОЕ. ПОЛИГОНАЛЬНАЯ КЛАДКА НА УРАЛЕ

Источник: http://dostoyanieplaneti.ru/4744-emidovy-storiya-metallurgicheskoj-imperii-na-rale

Никита Демидов – основатель династии тульских оружейников

Демидов Никита, русский промышленник. Демидовские заводы на Урале

К концу XVII века в тульской Оружейной слободе окончательно происходит социальное расслоение оружейников. Наиболее хозяйственные, оборотистые, смекалистые мастера постепенно выделяются из общего числа. К таким относился и Никита Демидов.

Никита Демидов

Никита Демидов оставил яркий след в истории отечественной промышленности.

Выходец из семьи тульского кузнеца Демида Григорьева сына Антюфеева, с восьми лет росший без безвременно ушедшего отца, он стал ещё при жизни символом российской предприимчивости, богатства и щедрости.

Человек яркой и удивительной судьбы,Никита Демидов родился в 1656 году в Туле, в молодые годы работал по найму подмастерьем у одного кузнеца Оружейной слободы, но уже с 90-годов 17 века он — оружейник-предприниматель, а позднее мануфактурист-металлург.

Построенная первая в Туле вододействующая мануфактура, металлургический завод Демидовых (созданный благодаря встрече Никиты с Петром I, который по достоинству оценил мастерство и деловые качество тулянина), повлиял (в том числе технически) на становление и развитие построенного позднее казенного Тульского оружейного завода. Завод Демидовых в этом случае сыграл роль связующего звена между ранними мануфактурами и мануфактурой петровского времени.

Лично известный царю Петру I, получивший за свои заслуги перед Отечеством в 1720 году дворянство с фамилией Демидов, Никита стал родоначальником знаменитой династии Демидовых, ветви которой растут и умножаются и поныне.

Уже первые шаги Демидова на промышленном поприще показали, что этот человек умело совмещал собственные и государственные интересы.

В начале Северной войны он дал слово царю Петру I, что поставит для армии дешёвое вооружение. И слово своё сдержал. Его ружья обходились казне по 1 рублю 85 копеек за штуку, тогда как военное ведомство поставляло их по 15 рублей. Поставленное Демидовым оружие было настолько высокого качества, что Пётр I сделал его поставщиком армии на всю войну со шведами.

Демидов постоянно наращивал производство металла и вооружения, но это никак не отражалось на качестве. Качество продукции было настолько отменным, что в 1718 году Пётр I своим именным указом повелел принимать для нужд российского флота только демидовское железо, а «с других никаких заводов железа Адмиралтейству … за негодностью принимать не велено».

При строительстве новой столицы Санкт-Петербурга Никита Демидов поставил по указу императора 81 300 пудов чугунных и железных фонтанных труб, изготовленных на его уральских заводах, для Летнего сада в Петербурге и для фонтанов Петергофа.

Никита Демидов занимался не только промышленным, но и торговым предпринимательством. Больше того, есть основания предполагать, что эта деятельность сыграла важную роль в становлении его хозяйства.

Яркое представление о торговой деятельности тульских оружейников дает «Ведомость от тульских земских бурмистров» (1720 год), содержащая список из 64 семейств казенных кузнецов, занимавшихся торговым предпринимательством.

Среди них почти исчерпывающий перечень фамилий, входящих в известный на нынешний день список слободских старост.

Большой интерес представляют сведения о некоторых из торговых занятий промышленника, содержащиеся в раздельной записи, составленной в 1711 году при отделении им от своего хозяйства младшего сына Никиты.

Во-первых, в ней отмечены существовавшие на передаваемом сыну тульском дворе лавки. В отношении части из них, а именно, стоявших «от Тулицы на переднем конце двора», раздельная запись дает уточнение, причем достаточно неожиданное: лавки («семь замков») «ныне таргуют мясам».

Помимо них в это же время он владел торговыми точками непосредственно в местах сосредоточения основной городской торговли: лавками в Мескатином (Мескотином) ряду и одной лавкой в железном ряду. И, наконец, находившимися в Зарайском уезде на берегу реки Оки Перевинскими (Перевидскими) винными заводами.

К сожалению, история мало что оставила воспоминаний о Демидове — человеке. Есть, впрочем, одно известие о природных способностях Демидова, сомнение не вызывающее хотя бы уже потому, что пришло из лагеря противников Никиты, никак не заинтересованных приукрашивать правду. В «Разговоре двух приятелей о пользе науки и училищах» его автор (В.Н.Татищев) вспоминает:

«Мы все знали кузнеца, а потом дворянина Никиту Демидова, который грамоте не учен, но другие ему Библию читали, он все, памяти достойное, в которой главе стих не токмо сказать, но пальцем место указать мог».

Помимо свидетельства о замечательной памяти, отсюда можно извлечь и другую ценную информацию: указание на широкую известность личности Демидова. («Мы все знали кузнеца…»), дополнительное подтверждение факта о его неграмотности, очень любопытное свидетельство интереса Демидова к религии.

Благодаря своим заслугам перед государством был связан указ от 21 сентября 1720 года о пожаловании его в дворяне, который был подтверждён указом императрицы Екатерины I 24 марта 1726 года. Родовой дворянский герб Демидовых включал изображения, символически отражавшие их занятия: серебряный молот и три зеленые рудоискательные лозы.

В щите, разделенном горизонтально золотою полосой, в верхней части в серебряном поле изображены три зеленые лозы рудоискательные. В нижней части в черном поле виден серебряный молот. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом. Намет на щите серебряный, подложенный зеленым.

В одной из грамот 1691 г. 35-летний «Никишко Демидов» обнаруживается среди троих выборных (со старостой во главе), посланных оружейниками в Москву для защиты их интересов в земельном споре. Уже в это время он выделялся из массы простых ремесленников, населявших слободу.

Металлургический завод был основан им «своими деньгами и… без споможенья и дачи дворцовых крестьян». Демидов, следовательно, был в это время уже достаточно богат. По преданию, разрешение на строительство завода дал лично Петр I, который познакомился с Демидовым во время одного из посещений Тулы в 1695-м или 1696 г.

 По поводу этой встречи существует несколько легенд. По одной из них, Никита стал известен царю тем, что починил сподвижнику Петра, барону Шафирову, его немецкий пистолет, да еще и изготовил точную его копию.

По другой — Никита Демидов был единственным из тульских оружейников, взявшимся в 1696 выполнить заказ царя на изготовление 300 ружей по западному образцу.

В 1697-1701 гг., будучи хорошо известным в Москве, Демидов неоднократно привлекался Сибирским приказом в качестве эксперта по различным вопросам металлургического и оружейного производства.

Непосредственно перед началом Северной войны, в июне 1700 г., Демидов подал челобитную с предложением передать ему заказ на 500 пушек, о которых уже велись переговоры с другим заводчиком.

Он брался делать пушки по полтине за пуд «против немецкого литья и против образца и чертежа, каков ему дан будет из приказа адмиралтейских дел». Петр, которому сообщили об этом в Воронеж, сформулировал требования к качеству пушек и потребовал, чтобы Демидов сделал образцы.

По именному царскому указу тульский завод, владеть которым Демидову первоначально разрешено было в течение 20 лет, был отдан ему 2 января 1701 г. «впредь впрок безсрочно» с правом передачи по наследству.

От Демидова потребовали увеличения плотины и расширения завода; ему разрешено было строить на тех же местах и новые заводы. Никите предоставлялся (причем безоброчно) участок на пять верст в длину и ширину в Щегловской засеке для рубки леса. Здесь, а также в Малиновой засеке он мог копать руду.

На Урале, где в 1702 г. у Демидова появился переданный государством Невьянский завод, его успешно заменял старший сын Акинфий, умелый, энергичный, преданный помощник, гордость и надежда отца. Это позволяло Никите подолгу жить вблизи столицы, в том числе и Туле, при первом его заводе.

Никита Демидов обладал огромным авторитетом, пользовался благосклонностью царя и имел влиятельных покровителей. Его заводы на Урале образовали фактическую монополию. Используя своё влияние, Демидов отстаивал свои интересы перед губернаторами и коллегиями.

Двор (городская усадьба) Демидова находилась в казенной Оружейной слободе, в приходе Николо-Зарецкой церкви. В Туле, у себя на заводе, Никита Демидов и умер — случилось это в 1725 году 17 (28) ноября в 9 часов 20 минут пополудни. Похоронили его на кладбище приходской церкви.

В память об этом выдающимся человеке поставлены два памятника — один на Урале — в городе Невьянске, другой в Туле — на его родине.

Невьянск. Памятник Петру I и Никите Демидову

В Туле памятник Никите Демидову находится на площади перед Николо-Зарецкой церковью, у моста через реку Упу.

Памятник Никите Демидову в Туле

Решение об установке памятника было принято городской администрацией в связи с рядом памятных событий, приходившихся на 1996 год, в том числе 340 лет со дня рождения промышленника и 300 лет со дня основания металлургического завода Демидовых. В рамках празднования Дня города в 1996 году был установлен и открыт памятник. Авторами проекта стали скульптор А. И. Чернопятов и архитектор П. М. Зайцев.

Источник: https://myslo.ru/club/blog/oruzheynaya-sloboda/AYMZEWWJd0ecR2O8CU78_Q

Демидовы на Урале

Демидов Никита, русский промышленник. Демидовские заводы на Урале

4 марта 1702 года Петр I подписал указ о передаче Невьянского производства «оружейного железного дела мастеру» Никите Демидову, владельцу железоделательного завода в Туле. Царь очень ценил этого оружейника, с которым познакомился несколькими годами ранее. Существует ряд легенд о первой встрече Петра I и Никиты Демидова.

Вне зависимости от того, насколько верны сохранившиеся предания, достоверно известно, что самодержец сделал его поставщиком оружия для русской армии во время Северной войны.

Качество производимого продукта было высоким, потребность в нем все возрастала, и государь, видевший в сотрудничестве с Демидовым залог будущей окончательной победы, расширял его привилегии.

Передача казенного Невьянского завода с условием поставок государству железа в течение пяти лет явилась одним из многих примеров взаимовыгодного сотрудничества между предпринимателем и царем.

Демидовские заводы на Урале

Никита Демидов развернул на Урале кипучую деятельность по созданию новых предприятий. К концу 1710-х — началу 1720-х годов он построил там несколько железоделательных заводов. Среди них был и Быньговский завод, заложенный в семи верстах от Невьянского в 1718 году. По некоторым данным, с 1731 года в Быньгах действовала первая в России фабрика по производству кос.

Дело отца продолжил его старший сын Акинфий. На одной из карт 1730-х годов огромная территория демидовских владений с центром в Невьянском заводе обозначена как «ведомство Акинфия Демидова». Отец и сын постарались на славу. О том, какое наследие они оставили и что происходило с ним впоследствии, написали авторы книги «Невьянск», увидевшей свет в 1982 году:

«После смерти Акинфия Демидова в августе 1745 года осталась промышленная „держава“, состоящая из 22 заводов железных и медных (не считая трех алтайских, отобранных в казну), 96 рудников, 36 сел с многочисленными деревнями, 3 пристаней, более 36 тысяч рабочих и служащих.

Не желая делить свое „ведомство“ на части, Акинфий Демидов завещал все заводы младшему сыну Никите. Но другие сыновья сочли себя обиженными. Тяжба между наследниками Акинфия Демидова тянулась больше десяти лет. И только 1 мая 1758 года сыновья вступили во владение своими заводами.

Невьянская часть с заводами Невьянским, Быньговским, Шуралинским, Верхнетагильским, Шайтанским и другими досталась старшему— Прокофию… Когда вскоре после вступления П. А.

Демидова во владение своей частью наследства Берг-коллегия запросила его о состоянии Невьянских заводов, то Прокофий на это ответил: „В тамошних заводах быть мне не случалось, и затем, какие оные заводы имеют тягости и какое к тому вспомоществование потребно, ныне я показать не могу“».

Демидов Акинфий Никитич

Начальная история Бынъговского завода связана с именами первых Демидовых. Большую роль в становлении местного производства сыграл сын родоначальника промышленной династии Никиты Демидова Акинфий Никитич. Акинфиевы сыновья прославились преимущественно деяниями в области коммерции и благотворительности, а также столь свойственными XVIII веку «чудачествами».

Акинфий Демидов родился в 1678 году в Туле, где находились предприятия его отца Никиты. Изучив горнозаводское дело в «домашних» условиях, он отправился за границу для стажировки на литейных заводах Саксонии.

Во время этого путешествия, в городе Фрейбурге, Акинфий Никитич приобрел богатую минералогическую коллекцию. Впоследствии эта коллекция, дополненная уральскими и сибирскими экземплярами, была передана его детьми через И. И.

Шувалова в дар Московскому университету.

Кнутом и циркулем

Акинфий Демидов с юных лет являлся правой рукой своего отца. Еще при его жизни он управлял Невьянским заводом, деятельно взялся за постройку завода в Быньгах.

Унаследовав после смерти Никиты Демидова семейное дело, будущий знаменитый уральский промышленник продолжил отдавать ему все свое время и силы. В одном из писем к А. Д. Мен-шикову он писал, что фабрики, как малые дети, требуют постоянного внимания.

Не щадя себя, владелец заводов того же требовал и от других. Биографы свидетельствуют прежде всего о жестокости Акинфия.

Наряду с жестокостью и коварством для Никиты и Акинфия Демидовых характерны глубокое знание горного дела, умение понять и применить новейшие формы организации металлургического производства, стремление к оснащению предприятий по последнему слову техники.

Библиотека Акинфия Демидова

Очень яркой чертой, характеризующей Акинфия Демидова, является его книжное собрание. В библиотеке промышленника насчитывалось 441 наименование «книг русских и немецких». Часть иностранных изданий была приобретена во время европейской поездки Демидова, отдельные книги, видимо, выписывались впоследствии.

Значительную долю библиотеки составляла религиозная литература, в ней присутствовал почти полный «круг» богослужебных книг. Конечно же, значительным являлось и собрание изданий по металлургическому производству.

Из прочей литературы Акинфий Никитич отдавал предпочтение историческим сочинениям и описаниям путешествий.

Встречались в его библиотеке педагогические и назидательные труды (для воспитания наследников, достойных дворянского звания), образцы «развлекательной» литературы (оперные либретто, описания фейерверков, материалы по коронационным торжествам и т. д.).

По количеству и своему составу библиотека Акинфия Демидова отличается от известных купеческих книжных собраний первой половины XVIII века и может быть сравнима с некоторыми библиотеками представителей светской знати послепетровского времени. Эта библиотека дает непосредственное представление о книжных интересах зарождающейся русской промышленной буржуазии.

Получив дворянство от Петра I еще в 1720 году, Демидовы смогли покупать крепостных рабочих для своих заводов, поскольку в России в то время владеть крепостными могли исключительно дворяне.

Однако еще довольно долго часть демидовских людей формально числилась свободными. В 1737 году Акинфий обращался в правительство с просьбой считать всех его рабочих крепостными.

Подневольное состояние работников давало промышленнику гораздо больше возможностей для лучшей организации производства.

В 1740 году Акинфий Демидов получил чин статского, а в 1744-м — действительного статского советника. Согласно Табели о рангах, это было очень высокое звание, соответствовавшее званию генерал-майора в армии и придворному чину камергера.

В том же году указом императрицы Елизаветы Петровны было объявлено, что Акинфий находится под особым покровительством государыни. Воля императрицы ставила его в исключительное положение среди промышленников и магнатов. Однако в полной мере воспользоваться привилегиями Демидов не успел.

Он умер 5 августа 1745 года по пути из Санкт-Петербурга в Сибирь — близ села Яцкое Устье, что на реке Каме.

Наследники Акинфия Демидова

Акинфий Демидов был женат дважды: в первый раз — на дочери купца Тарасия Коробкова Авдотье, а во второй, с 1723 года, — на Ефимии Ивановне Пальцевой. От первой жены он имел сыновей Прокофия и Григория, от второй — Никиту.

Итогом долгих семейных тяжб, имевших место после смерти Акинфия Демидова, стала передача основной части наследства старшему сыну Прокофию.

Его, как и других сыновей Акинфия, часто относят к числу представителей промышленной фамилии, оказавшихся своего рода переходным «звеном» от первых Демидовых, основателей уральских заводов, к тем поколениям династии, которые на заводах не жили, в горном деле не разбирались и являлись, по замечанию знатока истории черной металлургии С. Г. Струмилина, лишь «пенкоснимателями». В то же время Прокофия Демидова, «заводчика поневоле», как удачно окрестил его невьянский краевед А. Карфидов, нельзя назвать пустым «прожигателем жизни». Он успешно занимался коммерцией, при этом жертвуя огромные суммы на благотворительность, изучал ботанику, выступая в этом деле и искусным практиком.

«Чудачества» П. А. Демидова

Однако гораздо большую известность принесли П. А. Демидову его «чудачества». Современники описывали известные выезды «куриозника», собиравшие толпы зевак.

Обычно из ворот демидовской усадьбы выезжал возок яркооранжевого цвета, запряженный шестеркой лошадей: две пары были обычными крестьянскими клячами, а одна — чистокровными скакунами. На лошадях сидели наездники — карлик и великан.

Процессию сопровождали многочисленные псари со стаей собак всевозможных пород: от карманных болонок до огромных догов.

И наездники, и псари были одеты в самые нелепые платья: одна половина одежды — шелковая, расшитая золотом, другая — из рогожи; на одной ноге — башмак, на другой — лапоть. Вершиной «чудачества» являлись очки, которые можно было наблюдать не только на людях, но и на собаках с лошадьми.

Яковлевы

В 1769 году завод в Быньгах, как и другие невьянские заводы, был продан за восемьсот тысяч рублей его владельцем Прокофием Демидовым коллежскому асессору Савве Яковлевичу Собакину, впоследствии сменившему фамилию на Яковлев.

С. Яковлев вывел на новый уровень бывшее демидовское производство. Из наблюдений невьянского краеведа А. Карфидова:

«К началу 1780-х годов Савва Яковлев владел огромной горной „империей“ на Урале, по размерам и производственным мощностям не уступавшей знаменитому „ведомству Акинфия Демидова“.

Его заводские дачи включали в себя 2 млн гектаров, выпуск чугуна в 1783 году составил 1275000 пудов. Все заводское хозяйство оценивалось в огромную сумму — почти 7 000000 рублей.

По количеству заводов — всего 22 — Яковлев сравнялся с Акинфием Демидовым».

После смерти Саввы Яковлева лучшая часть его наследства, в которую входил и Быньговский завод, досталась старшему сыну Петру.

Источник: http://posmotrim.by/article/demidovy-na-urale.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.